Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
disnomiya
в общем, я опять вляпалась в какую-то историю, теперь неделю не хожу на пары и освещаю казачью спартакиаду. ок.
сегодня ходила туда. надо написать статью, я даже начала, но неизбежно стала сваливаться в стиль "местная газета", привет.
мне надо лихо, бодро и задорно отойти от этого и написать что-то достойное, живенькое, молодежное и негрубое (читай: для вконтактика и только для него).
начнем.

Это была судьба, не иначе. В одиннадцать приходит Шистерова и говорит: "Нам надо одного человека на спартакиаду. Там что-то нужно будет писать". Это все. That's all, как говорят на уроках английского. Делай, что хочешь. "А давненько у меня не было больших проблем", подумала я и согласилась.
Доберись до Коминтерна по утреннему октябрю. Розоперстая Эос, все дела, минус десять на улице, горят уши от холода, "лишь бы не простудиться", "почему я не взяла шапку", и самое важное "как я на это согласилась". И почему. Самое главное - почему. Может быть, судьба, может быть, злой рок заставил меня сказать: "да, Шистерова, с тобой я пойду на край света", может, вопрос, который я люблю задавать себе каждый день: "смогу ли я?".
Всегда оказывается, что я могу. Других вариантов в этом тесте нет, это тебе не ЕГЭ.
На самом деле все это оказалось довольно мило. Я люблю слово "мило" вообще, оно такое... вездесущее.
Нам выделили комнатку на четвертом этаже с одним столом и одним диваном. Ни ноута, ни даже незапароленного вайфая - к чему нам такие излишества.
Утром и выяснилось, что это все связано с казаками. С казаками. Окей. Это такие мужички в папахах и с шашками, подумала я. И представила себе Печорина почему-то. Поразилась, сколько мусора у меня в голове.
Ничего подобного. Ни одного Печорина. Только терские казаки прибыли, опоздав, в красивой темно-синей с серебром в форме. Мы с Шистеровой оценили. Я еще подумала о выражении "какая разница, на сколько опоздала твоя девушка, если она пришла на свидание красивая". Так вот, какая разница, что терские опоздали. Зато на форме серебристые пуговицы.
Терские потом переоделись и слились с остальными. Я теперь даже не до конца уверена, что это именно они были в форме. Но какая разница.
Они же и рассказывали - долго, с чувством, расстановкой, про некоего Андрея Калиткина и просили про него написать (ребята, видите, хоть и не в официальной статье, но пишу!). "Атаман районного георгиевского казачьего общества" - написано у меня в тетради по истории (пользуясь случаем, передаю привет Антошину, который меня сегодня не увидел на своей паре). "Вот такой мужик!", говорят терские. Я сижу и умиляюсь. "Активист движения, подполковник запаса".
Волжское казачье войско приехало со своим священником. Священник сначала был в рясе, а потом в камуфляже. Я не утерпела, спросила, кто он такой (всегда важно широко улыбаться, когда спрашиваешь такие вопросы). Батюшка ткнул пальцем себе в бейджик: "Руководитель делегации Марий Эл". Где-то на этом же бейджике еще было подписано "священник", точно говорю.
И пока я разговариваю с терскими, волжский батюшка своим казачаткам кричит: "Тянись, сынок!" и "Давай, двадцатку делай!". Ну что за прелесть.
Вообще все эти суровые мужчины (я имею в виду есаулов, атаманов и иже с ними - наставников, если по-человечески), с большой теплотой относятся к своим мальчикам.
"Убери тапочки, чтобы не мешались, а то подскользнетесь!", кричит донским их наставник уже в бассейне. Донские, кстати, классные. Они из Ростова-на-Дону, все выдрессированы, подстрижены под 0,5 и говорят о патриотизме.
За обедом они рассказывают о своих казачьих садиках, казачьих школах и корпусах. Мы под впечатлением. Я сразу представляю пятилетнего сопляка верхом на пони, с шашкой и в папахе (неистребимый стереотип). Плачет от страха, сопли пузырями, но несется вперед на бешеном пони. Казак же.
На самом деле, как выяснилось, у детей из казачьих детсадов и школ просто углубленная история. Они больше внимания уделяют этому. Это круто и очень важно. Наверное, еще и поэтому эти юные семнадцатилетние донские казаки говорят теперь: "У меня дед был казак. И поэтому я решил пойти именно в казачий корпус. Это элементарный патриотизм. И для меня большая честь быть здесь и представлять свое донское войско".
Вот оно как еще бывает. Даже гордость какая-то появляется: вот, мол, можем же, когда захотим.

?

Log in